Таша Капштык (tashakapshtyk) wrote,
Таша Капштык
tashakapshtyk

  • Mood:

Мое святое лето. Отчет вьетнамского игротеха

Все началось с того, что Настя спросила, как Никита Альтман может связаться с моим мужем. Мол, у него есть для нас интересное предложение: не захочет ли мой муж сделать на одной игре локацию по Вьетнаму...
Как-то так получилось, что мужа все из мастерской группы стали звать Алексом - и это крайне непривычно, до сих пор и ухо режет, и язык не поворачивается.:)))
В результате мы поехали на игру игротехами, так что само святое лето прошло для нас где-то там. А мы... а мы были во Вьетнаме, в гребанной удушливо-жаркой и мокрой, кишащей жадными кусучими москитами долине Ба-Лонг.
Заехали мы в пятницу в середине дня, внезапно обнаружив, что в силу тех или иных причин засветло на полигоне будем только мы вдвоем с мужем. До самого места стоянки доехали на нашем крокодиле - вы не представляете, как я ценю такие важные для меня комфортные мелочи. Встали в чистом поле, на приличном расстоянии от святого лета, ибо "секретная локация" и все такое. Даже на парад нас не пустили, чтобы не портить сюрприз. :)))
За ммм лет игр мне впервые пришлось взять в руки лопату и лично (!!!) копать, блин, этот долбанный бункер на пару с мужем. Опыт, конечно, интересный. Но поясница намекает, что я могла бы и без него обойтись.:)))

Зато следующим утром опробавала Сашкину новую сковородку из набора армейской посуды на предмет жарки яичницы с ветчиной и горячих тостов с сыром. Классная штука, доложу я вам!
По ТЗ от мастеров лично я должна была быть корреспондентом, который должен был по возможности взять в учебке Интервью Исправившегося Хиппи, гарантировав ему службу в Германии, а во Вьетнаме беспристрастно освещать происходящии события: в моем представлении внештатным корреспондентом Анной Мур - опубликуется там, где опубликуется, хотя хотелось бы в Нью-Йоркере. Так что первый день я с интересом наблюдала за тем, как актеры, играющие хиппи, реагируют на армейские реалии, ибо мой любимый супруг сотоварищи отобразил эти самые реалии на 99%, не побоюсь этого заявления.:)
Сначала мы играли в тренировочный лагерь Саммер, как иронично окрестил его мой супруг, еще только расписывая сценарий: "Святое лето? Будет им святое лето!" В начале предполагалось, что учебку будет делать кто-то другой, но потом она так же оказалась нашей зоной ответственности. Мастера обещали нам игротеха в помощь и, действительно, прислали Тараса, ныне знаменитого капрала из учебки.

Нам очень повезло: Тарас оказался отличным парнем, на лету подхватывал все темы, изрыгаемые Доком, и всесторонне претворял их в жизнь.


О, сам Дима Док, первый мастер-сержант учебки, жёг на полную катушку: сэр, да, сэр!!!, палки как тренировочные винтовки, ходьба гусиным шагом, ползанья, бег по склону, короткий тренинг по способам перетаскивания раненых... И все это под матерные кричалки нашего с ним собственного сочинения.:)

На самом деле, изначально у Сашки была заготовлена вполне себе цензурная версия на английском языке, но Док так и не нашел времени ее осилить - пришлось экспромптом... Полосу препятствий так же решено было упростить до минимума, но сделать достаточно эффектной: в этом нам неожиданно помогла бывшая эльфийская крепость.:)


Ведь в конечном итоге, учебку делает ор сержанта с капралом, а не веревочный лабиринт.:))) В результате получилось вроде ничего особенного, но я, тестируя ее на предмет возможности прохождения девочкой моего роста (скромные метрписят-с-кепкой) и моей физподготовки (никакой, совсем никакой и солидный стаж курения), скорее получила удовольствие, чем напряглась. Да, обоснованно могу заявить: призывники, мы не просили вас делать то, что не делали сами! Впрочем, от умницы Дока и в голову не приходит ожидать меньшего. Кроме того, наш новоявленный капрал Тарас сразу сроднился с М-249 и бодро строчил над головами ползающих призывников - ну красота же!


Призывники эту парочку ненавидели вполне себе нехипповской ненавистью, однако "восстать против системы" никто не спешил.


Я подходила послушать их разговоры на перерывах, которые им милостливо давал сержант.

Запомнила Концепцию Рэя Ирвинга про специфический армейский взгляд на мироздание. Все просто: вот винтовка, вот х*й... Решила, что именно про Ирвинга и буду делать сериальный репортаж: до, вовремя и после. Еще обратила внимание на Джил: она почему-то не верила, что я из Нью-Йорка, и хотела, чтобы я призналась, на чьей я стороне: их (я так поняла, хиппи) или их (наверное, она имела ввиду Систему). Странная она была, эта Джил. Какая-то агрессивная. Все время на меня нападала: и аргументы у меня были не те (wtf?!! Ты кто такая и как тебя звать?!!), и пишу я не про то (wtf?!!-2, хочешь диктовать мне тему статей, гони бабло!), другие за меня даже пару раз заступались; но мне самой было не с руки вступать с ней в глубокие дискуссии, потому что
в этом первом наборе, помимо отловленных кудлатых, была девушка по имени Джоуи, которая на самом деле звалась Мелоди, но которая отправилась в армию за Джоуи по поддельной повестке - я реально впечатлилась таким наворотом, мне нравятся решительные женщины, которые сами делают свою судьбу.

С моей точки зрения она очень отличалась от всего остального набора: она не борзела, не стебалась, не нарывалась, не философствовала и не выставляла напоказ свои принципы, хотя они в ней были видны. Я, в смысле мой корреспондент, прониклась к ней симпатией и решила употребить свой мандат на MOS 09B с пользой для человечества.
- Послушай, - говорю я ей, - у меня есть к тебе предложение с душком. Вам скоро раздадут специальности. Одна: 09Б - тихая работа в штабе в Германии, вторая - 11Б линейная пехота во Вьетнам, а это 70% смертей среди новобранцев в первый же месяц. А у тебя там этот твой Джоуи остался, вместо которого ты пошла... - И, дабы не оскорблять ее чувств, про себя добавляю,- мудак, очевидно, редкостный, возможно, и не дождется тебя, есть ли вообще смысл ради него собой рисковать?!! - и снова вслух, - Я могу повлиять на сержанта и тебе дадут 09Б. К сожалению, я могу сделать это только для одного из вас. Ну а взамен ты даешь мне интервью, как учебка сделала из тебя гражданина и ты поняла, что святое лето - одна сплошная ошибка.
Она, конечно, не согласилась. Я даже распереживалась, что ее и вправду убьет там какой-нибудь шальной пулей, в этом страшном и ужасном Вьетнаме, но вовремя вспомнила, что я игротех. С моей точки зрения, в учебке из потенциальных мессий у нас была как раз Джоуи-Мелоди. Наконец, специальности раздали и все отправились в ласковые объятия сержанта Тейлора (ака Александра Капштыка), послав на прощание сержанта Дока куда подальше:
- Удачи, засранцы!
- Сэр, иди ты на *уй, сэр!

На самую зрелищную часть приветствия я опоздала, ибо большую часть барахла, которое надо было забрать с собой из учебки, игроки забыли, а я не очень-то быстро перемещаюсь по пересеченной местности, нагруженная дополнительными десятью кг, неудобными в переноске. Когда раздался первый взрыв, я была как раз на середине поля и могла наблюдать всю красоту момента в перспективе.:) Бах! Слева от лагеря появляется столб белого дыма, новобранцы падают, где стояли - спасибо, учебка! Шурик виртуозно матерится и взрывает еще два заряда практически одновременно. Бах! Бах! Белые столбики дыма окружают лагерь, новобранцы лежат, сержант матерится, старослужащие матерятся и - еще три взрыва! Бах-бах-бах! Но я-то знаю, что должно быть четыре и цепочка взрывов звучит для меня оборванной. По каким-то пока не ясным причинам последний не сработал, хотя в целом новая система имитации минометного обстрела показывает себя просто суперски.:) Пока шум да гам, я подбираюсь к FSB Larry со стороны палатки, бросаю там баклагу с водой и с мешком и рюкзаком иду определять свою задницу на постой к сержанту. Однако первым на пути мне попадатся красавчик Вилсон.:)))


- Привет, я Анна Мур, пресса! Не угостите девушку сигареткой, капрал?
Не курящий в повседневной жизни Вилсон дает мне сигаретку и как бы невзначай демонстрирует свою трофейную вьетнамскую зиппу.
- Отобрал у одного морпеха в драке... Вместе с парой зубов!
Мой персонаж тут же неудержимо начинает флиртовать с капралом.
- О, я должна очень подробно записать эту историю...

Я обожаю своих друзей.:) Они способны сделать тебе игру буквально парой слов.:)))
Пока мы развлекаемся светской беседой, Док (другой Док, который Сэм и местный полевой врач) проводит краткий инструктаж по копанию бункера.
- Давайте, копайте себе бункер! Не все же нам вас к себе пускать, нам тоже надо где-то прятаться! - покрикивает на новобранцев сержант.

Черри копают как лохматые лохи, хотя им самим кажется, что они выдают невероятный кпд. Наконец, Ли Мерридит смекает, что накопанную землю сподручнее насыпать в мешки, если эти мешки кто-то держит. Сержант немедленно его за это хвалит. Я молча подхожу и закручиваю мешок так, чтобы было удобнее. И тут опять на меня набрасывается Джил. Уж не знаю, рассказала ли ей Мелоди про мое предложение, или я не шибко тихо о нем говорила, но уж тут нашла она повод обрушить на меня свой праведный гнев.:))) О, если бы она сидела в приемной комиссии в рай, гореть бы мне вечность в аду рядом с детоубийцами, не иначе.:))) Я даже стала немного недоумевать, почему это ее так трогает.:))) Во-первых, мой корреспондент ничего уникального в такой сделке не видела. Все пишут на заказ, даже Хантер Томпсон. Во-вторых, я сразу говорила, что предложение с душком - все честно, никаких обманов. И потом, почему нет права на альтернативное мнение? Ведь гипотетически человек действительно мог передумать. Не все же кругом верят, что обнимашки дают экономический рост, понимаешь.:))) Надух не перевариваю агрессивного навязывания своего мнения. Еще раз уточняю, уже громко, у всех копающих, нет ли желающих перевестись в Германию, пока еще есть такая возможность. Все меня стойко игнорируют.
Ирвинг спрашивает, почему я пишу такое говно. Приходится пускаться в долгие объяснения о том, что журналистика так же подчиняется спросу и предложению и что, несмотря на то, что я буквально единственный корреспондент непосредственно на линии боевых действий, в печать пойдут не мои статьи, а то, что штатные корреспонденты напишут в уютном Сайгоне по данным военных сводок.:))) И что я, безусловно, отправлю на континент вообще все, что наснимаю, но абсолютно не представляю, что именно из этого пойдет в печать или эфир - и это чистая правда, в мастерятнике сидит группа редакторов, которая будет по своему усмотрению отбирать отснятые мною кадры и по своему усмотрению использовать в новостях. Если вообще будет.:)))
У меня, кстати, есть своя отдельная позиция по поводу войны во Вьетнаме, но она, как полагается, никого не интересует.:)))
Затем прилетает почта. Мелоди получает письмо от того самого Джоуи.
- Только прибыла - и уже письмо! - походя вставляет ремарку сержант. Из бункера моментально реагирует Вилсон, - А нет ли письма для Вилсона, сержант?
- Кому ты нужен, Вилсон? - привычно отмахивается Тейлор. - Было бы кому писать, пошел бы ты на второй срок?
Я внимательно наблюдаю за Мелоди из-за палатки: несколько раз она произносит "дурак" с постепенно затихающей улыбкой и под конец уже совсем сникшим голосом резюмирует: "Совсем дурак!"
Наконец, свершается первая постановочная смерть: рядовой Ли Мерридит должен умереть. Это засланный к нам мастерами для пущего драматизма игротех, который терпеливо выдержал все унижения учебки ради этого момента. И он-таки умирает от выстрела вражеского снайпера.

Черри в шоке. Я подливаю масла в огонь:
- А ведь мог бы служить в Германии, - цинично цежу я сквозь зубы. И ожидаемая реакция: Джил грозится пристрелить меня, а Мелоди грустно просит помолчать. Я бы еще поддела Джил, даже попробовала бы развести ее на драку, но чего-то не могу так измываться над Мелоди. Приходится отойти в сторону.
После эвакуации KIA беру первое запланированное интервью у Ирвинга. Хотела взять и у Джил, но она отказывается мне его давать.:)
Потом идем в патруль.


Минут пятнадцать сержант деловито мотает нас по джунглям, пуская черри на переднюю линию.


Идея в том, что они должны первыми встретить мирных - и сами решить, что с ними делать.

Док

специалист четвертого класса Мюррей Скотомудило
Мирных они бодро сдают командирам.

Тогда мы переходим к плану Б: по нам начинают стрелять не-мирные и сержант приказывает Джил, назначенной командиром третьего отделения, полностью укомплектованного из черри, "кончать этих тварей". Черри достаточно бодро отстреливаются. Я лежу за Джил и внимательно наблюдаю за ее действиями.
Она не реагирует на приказ, хотя до этого была очень даже молодец. Сержант продолжает орать, но нет, Джил лежит на земле. Наконец, Док облегчает ее совесть, походя перерезав им глотки.
Временное затишье: все новички, кроме Мелоди, получили легкие ранения и отходят на базу. Мелоди продолжает патруль и я на некоторое время теряю ее из вида, помогая легкораненым.
Это - моя фатальная ошибка, потому что я пропускаю самый главный волновавший меня момент: Мелоди вупор стреляет в напавшего на нее вьетконговца. Как ни ломилась я через джунгли, к этому моменту я опоздала.
Она возвращается на огневую базу Ларри притихшей, но теперь ее признали и капрал, и сержант, и док, и даже красавчик SP4 Мюррей, больше известный всем как Скотомудило.
Сержант громогласно хвалит Мелоди за проявленные качества, а волосатые ее тихо жалеют. Впрочем, Йон жалеет громко: он подходит к ней, садится рядом и обнимант за плечи.
- Все будет хорошо, все будет хорошо...
Я опять считаю необходимым добавить драмы:
- С ней уже все хорошо! - но Йон меня обрывает резко, но очень вежливо, я аж порадовалась в душе:
- Извини, я не с тобой разговариваю!
Беру второе плановое интервью у рядового Ирвинга. Он, зажимая ранение рукой, говорит мне на камеру.
Наконец, Шурик, определив формального претендента на мессию, остальных отправляет обратно в США. Мелоди - с рекомендациями, предлагает ей остаться. Капрал ему вторит, но внезапно покрасневшая Мелоди, обнимает сержанта и шепчет:
- Спасибо, нет.
С Джил, отказавшейся убивать безоружных и отказавшейся писать в рапорте, что у них было оружие, действуем по заранее продуманному сценарию: Вилсон из последних сил пытается объяснить ей, что она своей принципиальностью подставляет хороших парней, а потом... потом Джил становится MIA.
Спросите капрала Вилсона, это очень драматичная история, на протяжении которой у него наколько раз срывается голос. Она заканчивается фразой:
- С тех пор я не видел больше нашу Калифорнию... И тела ее мы так и не нашли!

Вечером сходили на второй трип. Я вообще не поняла, что это было, но от меня понимания и не требовалось: побыла гуком в массовке - и обратно на базу, пить чай, заедать шоколадкой.

Второй день принес мне гораздо больше, чем планировалось. А все потому, что Никита Альтман, который должен был сменить Диму Дока на роли сержанта в учебке, не приехал.
Наверное, для понимания всей глубины моей боли следует упомянуть, что я, Наталья Валерьевна, хоть и не являюсь идейным пацифистом, войну в целом терпеть не могу. Я как-то слишком эмоционально ее воспринимаю. В музее ВОВ в Минске у меня случилась истерика. Не в последнюю очередь поэтому мы очень тщательно воспроизводим атмосферу военных действий, в надежде, что, поиграв в это, люди перестанут мыслить как экстремисты.
Так вот, второй день принес мне необходимость прожить жизнями аж двух персонажей: сначала побыть мастером-сержантом Беллой Пейн, первой и единственной мастером-сержантом-женщиной в армии Соединенных Штатов, обучающей новобранцев в тренировочном кэмп Саммер, и затем девчонкой-вьетконгом.:) Вы слышали про Бет Харди, но не слышали про Беллу Пейн? Это естественно. Белла Пейн была образцовым мастер-сержантом, поэтому писать про нее было крайне не интересно.
Я не могу сказать, что Белла Пейн (здесь вы должны были заметить аллюзию на фильм "майор Пейн") была такой уж сукой. Она искренне жалела всех этих волосатых упырей, которые прокурили свои жалкие мозги до такой степени, что никакое лсд уже не могло их расширить обратно хотя бы до уровня среднестатистического невзрачного обывателя. По мере своих сил и в рамках устава она старалась подготовить их к суровой действительности, которая ожидала этих хайрастых баранов за пределами уютного кэмп Саммер.
- Лежаааать!!! Быстрее!!! Вьетконг не будет ждать, пока вы устроитесь поудобнее!!!
- Не поднимай задницу, новые дырки красоты ей не прибавят!!!
- Шевелите окорочками, курочки мои, а то станете жаркоем!!!
Она старалась пробудить в них ответственность за свою жизнь и за жизнь братьев по оружию.
- Не задеваем за растяжки!!! Не волнует своя гребанная жизнь - не надо, но ведь и соседу ноги оторвет!!!
- Следим за балансом жидкости в организме! Обезвоживание лишит вас сил, вы сами окажетесь в опасности и сослуживцев будете подвергать опасности!!!
- Есть тут идейные пацифисты? Шаг вперед! Остальные, запомните эти лица! Они послужат причиной вашей смерти, потому что не будут стрелять во врагов, пока враги будут стрелять в вас!!!
Старалась привить им ответственность перед родными и близкими. Ответственность перед американским народом.
- Вы слышали, что в Праге коммунисты давили демонстрантов танками? Отдадим Вьетнам коммунистам - потеряем Юго-Восточную Азию, потом Гавайи, а потом в Калифорнии коммунисты начнут давить танками волосатых упырей! Вы хотите, чтобы их давили танками?
- Мэм, нет, мэм!
- Вот и я, как ни странно, не хочу!
Она даже учла мнение пацифиста-католика и присвоила ему и еще двум кудлатым специальность MOS 09B, в надежде, что этих отправят куда-нибудь в Европу. Удивительно, но маленькая тихоня Линда Паркер, одна из получивших 09-Б, чуть не со слезами сэркала "сэр, никак нет, сэр, я должна поехать во Вьетнам!"
Но в Европе, как назло, именно в этот момент вакансий не было. Весь выпуск по решению командования был отправлен во Вьетнам.
На выходе из учебки последний показал ей фак. Но зато капрал Элли - единственная, которая понимала, что это все по-настоящему, единственная, у которой не было радужных иллюзий - привезла свое отделение обратно в США в полном составе.
Иной раз вечером, пропуская стаканчик виски в свое удовольствие, Белла поднимает его в честь капрала Элли, получившей по результатам службы грант на место в сержантской школе. Молодец, Элли!

Да. Что-то я расчувствовалась. Меж тем, игра шла своим чередом. И мы с Тарасом и еще тремя прекрасными молодыми людьми обрядились в непонятные рубахи и ноны и отправились нападать на FSB Larry.
На нас пятерых оружия у нас было две М-16 и один М -249, так что в первой атаке по кромке леса я не участвовала, только смотрела из за дерева и орала что-то гневное и угрожающее типа "Die, GI, die!!!"
Потом, как и полагалось по сценарию, мы отошли за разбитый танк и я вышла на связь:
- Чарли-1, ответь Браво-6. Доложите статус! Прием.
- Браво-6, это Чарли-1. У нас был контакт на 12 пострадавших нет. Ждем вертолет снабжения. Очень тяжко без сигарет, боеприпасы заканчиваются. Планируем выдвинуться в патруль! Прием.
Ага, думаю я, нащупывая почти полную пачку сигарет в кармане...
- Чарли-1, вышлите кого-нибудь из опытных бойцов в сторону разбитого танка, разведка докладывает движение, пусть проверит. Как понял? Прием!
- Браво-6, вас понял, высылаю SP4 Скотомудилу.
- Чарли-1, вас поняла, конец связи.
Разбитый танк - это наш припаркованный в кустах крокодил. Через несколько минут к нам подтягивается Игорь.
- Ох, нифига ж вас тут!
Я молча отдаю ему сигареты и он уходит. Через несколько минут с Ларри слышны радостные вопли сержанта. Я довольно ухмыляюсь себе под нос.
Минут через пятнадцать, заедаемые комарами и подбадриваемые приближающимися раскатами грома, мои товарищи по нонам начинают немного нервничать. Наш героический фотограф, отснявший шикарнейшие, умопомрачительные кадры с первого дня Вьетнама, озабоченно кивает головой в сторону одной из М-16 и интересуется, не повредит ли винтовке дождь. Еще раз: человек с дорогущщим фотоаппаратом на шее волнуется, не испортится ли М-ка. Вот он, истинный мессия, не там мы его ищем, думаю я тоскливо и жму кнопку на рации.
- Чарли-1, ответь Браво-6. Прием.
- Браво-6, это Чарли-1, прием.
- Чарли-1, доложите ваш статус.
- Браво-6, через пять минут выдвигаемся в патруль. Прием.
- Чарли-1, вас поняла, конец связи.
По-моему, мой муж гений. Ведь за двое суток так никто и не догадался, что по рации не просто пустая антуражная болтовня со штабом, а координация наших совместных перемещений.
Еще через пятнадцать минут я слегка вышла из себя.
- Чарли-1, ответь Браво-6. Прием.
- Браво-6, это Чарли-1, прием.
- Чарли-1, доложите ваш статус. Прием.
- Браво-6, это Чарли-1, собираемся в патруль. Прием.
И тут я решила включить мастер-сержанта.
- Чарли-1, вы там совсем ох*ели? Это вам курорт что ли? Почему до сих пор не выдвинулись? Прием!
- Браво-6, у нас тут много новичков, собираемся как можем. Прием!
- Чарли-1, меня не волнует, что у вас там новички. Вы*бите их в жопу и выдвигайтесь в патруль, разведка ждет данных! Прием!
- Мэм, есть, мэм, - ледяным голосом отвечает сержант Тейлор и я очень живо представляю, какими жестами он сейчас сопровождает свой ответ по уставу.:)))

Знаете, есть вещи, о которых как-то не мечтаешь. Я вот, например, никогда не мечтала нырять с разбегу в мокрую траву, ползти сто с лишним метров по пластунски через колючки, лежать под очередью из автоматической винтовки, а гранат я вообще боюсь. Но любовь творит чудеса.:)
Сценарий был таков: пока они патрулируют, мы подползаем поближе к лагерю и прячемся в траве. Когда они возвращаются, мы закидываем их гранатами (у нас их было аж восемь, как я помню), опять залегаем, они стреляют по нам, потом высылают черри в поле, черри нас находят раненых и безоружных - ну и по обстоятельствам: или убивают, или у нас опять потенциальные мессии.:)))
В общем, ползу я через поле с колючками, прикрываясь ноном, и стараясь не думать, как я дошла до жизни такой. Подползаю практически к самому лагерю - шагов пять до него: гранаты-то я кидать не умею, но потратить свою единственную гранату на то, чтобы подорваться самостоятельно, как-то не спортивно. Полежала, уняла адреналин до приемлимого уровня, лезу за гранатой - я ее потеряла!!!:))) Знаете историю про конкурс мудаков?:))) Это про меня.:)))
Еще через несколько мучительно бесконечных минут отчаяния слышу, как гремит пулеметом где-то сзади и справа подползающий Тарас.
- Пссссс... - шиплю я ему через траву. - Есть лишняя граната?
Мой добрый капрал, перевоплотившийся в злобного гука, но все с тем же пулеметом, делится со мной гранатой.
Наконец, джиайи возвращаются.
Тарас с воплями строчит по ним из пулемета, слышны взрывы гранат, но у меня внезапно все эти зауки уходят на второй план. Я отчетливо слышу только шум травы и гулкие тяжелые удары собственного сердца.
Буух! Шшшш! Сжимая гранату левой рукой, правой я аккуратно тяну кольцо - как с утра теоретически наставляли меня капрал Вилсон и специалист четвертого класса Скотомудило. Буух! Шшшш! За кольцом совершенно легко и плавно вытягивается черная ленточка, это кажется очень неожиданно.
Буух! Шшш... Пшшшш!!! Внезапно граната в моей левой руке начинает дымиться! Время начинает течь невыносимо медленно, а думаетмя мне невероятно быстро.
Граната в левой руке. Я и правой-то метала гранаты так, что военрук в школе пригибался, а тут левая. Сколько, интересно, у гранаты задержка? Четыре, как у настоящей? В любом случае, лучше бросить левой, чем эта хрень взорвется у меня в правой. Тем более, что я вообще почти в лагере лежу...
Буух!!! Шшшш!!! Я перекатываюсь на спину и, глядя в серое низкое небо, уверенно бросаю гранату себе за голову. Отчего-то я уверена, что она летит прямо в лагерь.
Внезапно время ускоряется и меня окатывает волной разнообразных звуков: стрельба, крики, команда сержанта третьему отделению бросать гранаты.
О! Не надо, не надо бросать в меня гранаты!!! Я судорожно скрючиваюсь в позу эмбриона и вижу, как над острыми кончиками жесткой яркой зеленой слоновьей травы появляется и расчерчивает прямо надо мной мое плотное стальное небо спокойная темно-зеленая граната. Она летит далеко за меня: третье отделение бросает гранаты хорошо, но не знает, куда бросает. Я прикрываюсь ноном, но осколки до меня не долетают.
Внезапно все стихает и на секунду в мире царствуют ветер и шумящая трава.
- Третье отделение, - уверенно командует сержант, - в поле!
Лежа в траве, совершенно безоружная, вцепившись в нон, я испытываю жгучее отчаяние и болезненное желание жить. Зря подалась я в партизаны, надо было рис растить и портки мужу стирать, а не с гранатой в поле ползти... Но уже поздно: где-то у моих ног трава раздвигается и кто-то из призывников находит меня. Кажется, она с перепугу стреляет и тут все мое отчаянное желание жить и страх перед неминуемой смертью выплескиваются наружу. Я ору, ору так, как будто силой своего голоса я могу отбросить своего врага. Появляется второй джиай, он придавливает меня к земле и я начинаю судорожно вырываться. Это конец, но я должна пытаться до последнего! Джиайи что-то мне шипят, наверное, свои изощренные проклятия... Внезапно я замечаю, что кто-то из них обронил кольт! Рывок - и я вцепляюсь в него, но их больше, они тяжелее, и мне остается только орать от боли, отчаянья и ярости!
Они тащат меня в лагерь и связывают мне руки колючей проволокой.
Дайте мне малюсенький шанс и я зубами выгрызу вам глотки! Я голыми руками повыдавливаю вам глаза! Я отрежу у ваших мертвых тел гениталии и вложу их в ваши поганые мертвые рты! Подите прочь с моей земли! Я ненавижу вас, я проклинаю вас всех и ваших потомков до седьмого колена, пусть моя пролитая кровь будет нерушимой печатью, а мои вопли не дают вам всем спать спокойно до конца ваших жалких ничтожных жизней! Дело Хо-Ши-Мина не умрет со мной, но будет вечно!
- Кончайте ее, - презрительно бросает сержант, проходя мимо и кто-то из джиайев перерезает мне глотку ножом одного из моих боевых товарищей. Хорошо наточенным ножом, отмечаю я отстраненно, захлебываясь в собственной крови.

Забавно, но прирезала меня именно капрал Элли.:)

И именно в этот момент Белла Пейн подняла свой бокал за ее здоровье.

Tags: via ljapp, РИ, муж
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments